Блоги

Журналист-расследователь Денис Бигус

bihusjpg1.jpg
FacebookTwitterTelegram

Бигус - гость ток-шоу "Люди. Hard Talk"

Влащенко: Сегодняшний наш гость представитель такого типичного европейского типа журналиста, которых в Украине очень мало, но у меня всегда была надежда, что их будет становиться всё больше и больше. Сегодня у нас в гостях журналист – Денис Бигус. Здравствуйте, рада вас видеть. Самый последний скандал, который оживлённо обсуждают в “ФБ”, это скандал, связанный с вашей журналисткой, и одним из топ-менеджеров прокуратуры. Нынешняя прокуратура – это “праздник”. Ещё больший “праздник”, чем прокуратура Януковича. Как вот всё “разрулилось”?  Как всё произошло?

Бигус: Никак не “разрулилось”, пока. Мне нравится формулировка  – “топ-менеджер” прокуратуры.

Влащенко: Ну, они же менеджеры. А кто они?

Бигус: Не прокуроры, точно. Прокуратура не отреагировала никак. Даже заметочку на сайте не поставила. Хотя, и обвинения в схеме достаточно серьёзные.140 гектаров– это масштабно. Речь шла о заместителе генерального прокурора, пришедшего вместе с ним, и проработавшего с ним на разных должностях уже лет 10, Даниленко, семья которого путём достаточно примитивной схемы вывела из госсобственности в свою собственность140 гектаровозёр. Там немного земли. Недалеко от Киева. У них там есть усадьба, больше похожая на коттеджный городок, и много, много озёр. И, после того, как моя журналистка этой темой занималась, вернее во время того, впервые, за год программы, и второй раз, наверно, за всю мою журналистскую практику, нашли адрес, пришли.  

Влащенко: А коллега ваша испугалась?

Бигус: Разозлилась точно. Были такие, плохие, угрозы. Видно было, что люди готовились. Выяснили о семье, выяснили о ней, провели предварительную работу.

Влащенко: “Наши гроши” – программа, которая занимается расследованиями. В последние годы у нас всегда было плохо с этим жанром. А то, что было, это больше было похоже на “слив”. Людям просто приносили документы. А вы так методически подходите к своим расследованиям. Потому что расследований много?

Бигус: У нас не связано всё со слежкой.  На самом деле, очень много тем, которые мы не берём  в работу, они отсекаются просто потому, что у нас нет ресурсов. У меня нет возможности собрать журналистов и заслать их заниматься углём в Донецкую область.

Влащенко: Командировки вы не можете себе позволить?

Бигус: Мало, в каких-то эксклюзивных случаях.

Влащенко: Покупать агентуру тоже не можете, которая вам может сливать информацию?

Бигус: Вот здесь всё проще. Покупать агентуру – нет, но создавать агентуру – да. 

Влащенко: А как вы создаёте агентуру?

Бигус: Я знакомлюсь с людьми, и люди знакомятся со мной. Если есть желание идти на контакт с журналистом, и какая-то репутация, то к нему приходят.

Влащенко: Но, это же должна быть взаимоинтересная какая-то история? Они вам информацию, а вы им что?

Бигус: Ничего.

Влащенко: Так не бывает.

Бигус: Бывает.

Влащенко: Просто они вас любят, и за это сливают вам информацию? Как это происходит?

Бигус: Это могут быть просто сотрудники компании, и это не топ-менеджмент, это такая классическая голливудская агентура из серии –  секретарь, просто сотрудник.

Влащенко: Сходить на кофе? Сходить на пиво?

Бигус: Что-то типа того. Это не несёт рисков никаких. Потому что, на самом деле, никто никогда не выяснит откуда информация.

Влащенко: А пообщаться с известным журналистом всегда приятно. А вы себя считаете известным журналистом?

Бигус: Нет. Я себя не считаю известным журналистом. У меня просто, довольно случайно,  оказалось много подписчиков на “ФБ”.

Влащенко: Вы говорите, что угрозы поступают не часто. А денег часто предлагали?

Бигус: Часто. Раз в месяц.

Влащенко: Это искушение?

Бигус: Наверно, я ещё не дорос до того уровня, когда это искушение, по большому счёту.

Влащенко: Все люди хотят хорошую квартиру, хорошую машину.

Бигус: Так столько не предлагают. Максимум, который был – 600 тыс. гривен. На машину, наверно, хватит, на квартиру – нет. Есть определённые цены на рынке. Ты можешь пойти и договориться, допустим, за 5 тыс.долл., чтобы материал не появился. Оно мне надо, пачкаться за такие деньги?

Влащенко: Это вопрос суммы?

Бигус: Мне хочется, конечно, сказать, нет, это не вопрос суммы, это принципиальная позиция. Это и есть принципиальная позиция, но, если б мне принесли 3 млн, то я не знаю, как я себя поведу. Я просто объективно и реально понимаю, что никто и никогда таких денег не принесёт. Для той стороны это нерентабельно.  

Влащенко: По вашему “ФБ” я отметила, что для вас особых авторитетов нет. Вы написали: “заседание с банкирами Порошенко начал со слов – я либерал, а закончил приказом сделать курс 12,9. К вечеру на межбанке курс стал 12,9”. Чем сейчас занимается Нацбанк? Вы же экономический журналист, вы же понимаете, что происходит?

Бигус: Я не экономический журналист. Мои расследования связаны с воровством. Я немножко следователь, немножко бухгалтер. А что происходит в Нацбанке, или что происходит с курсом, я могу предполагать, причём, не менее дилетантски, чем любой другой человек, который не знает этого наверняка. Я предположу, что все спасают бабки. Причём, когда я говорю все, я имею в виду людей, у которых есть возможность перевести гривны в 200 долл., и заканчивая бизнесом, для которых спасать деньги – это возможность их нарастить. Поэтому идёт какая-то тотальная безумная игра, с элементами паники, в которой каждый пытается выхватить то, что может. 

Влащенко: Основная масса людей в стране вообще ничего не выхватывает из этой ситуации, кроме колоссального обнищания. Кто эти люди, которые во что-то играют, и что-то выхватывают, остаётся только догадываться.   

Бигус: У нас есть значительный отток средств из банков. Люди пытаются спасти свои деньги, а некоторые, кто похитрее, ещё и нарастить. Понять это можно. Правильно ли это? Я не знаю, потому что в Польше, когда был обвал курса, общество действовало абсолютно по-другому. Оно консолидировалось, люди, наоборот, несли деньги в банки. Т.е., в идеале всё должно было бы быть наоборот. Но для этого должно быть доверие. А у нас никто никому не верит.

Влащенко: Это следствие нашей столетней истории. Государство с блеском доказало, что ему верить не нужно.

Бигус: Люди друг другу доказали, что верить друг другу не особенно правильно. Вообще, у нас все доказывают, что верить никому не стоит. Поэтому последние 100 лет у нас мрачные, и мы рискуем продолжить этот исторический контекст, и в дальнейшем находясь в такой вот “дружелюбной” обстановке.

Влащенко: В истории с вышками Бойко, которой вы занимались, там никто не доказал вину Бойко. Так что это за история с вышками Бойко? Можно на пальцах объяснить?

Бигус: Вам нужна вышка. Вы могли её купить у производителя за 2 рубля, а купили у непонятных пацанов с островов за 50млн. Когда вас словили за руку, и сказали, что можно дешевле раз в 50, вы говорите, что эта плохо покрашена, а к этой дарят ещё брелок и кепочку. Не дарят, а доукомплектовывают. Вот и вся история. Государство получило вышки раза в четыре дороже, чем они могли бы быть. Бойко, как министр, (вышки Бойко, потому, что он тогда министром был) объяснил, что к ним ещё в подарок идут брелок, кепочка, катер и свисток, и на этом, как бы, тема и закрылась. Парадокс в том, что подписи Бойко там, действительно, нет. Что не отменяет возможности схемы без его пристального контроля.

Влащенко: Не знать об этом он не мог.

Бигус: Бойко, Бакуленко, Кацуба, – они депутаты, люди, которые должности занимали, они вросли просто в денежные потоки, в области нефти, газа, энергетики. Они все там – и Курченко, и Бойко, и все остальные. Ходят там на допросы, насколько я знаю.

Влащенко: Люди спрашивают, почему никто не арестован? А эксперты говорят, что они все, вчерашние, сегодняшние, завтрашние, они все в доле, они очень давно срослись там. И, если кого-то арестовать, то это потянет за собой ряд фамилий, которые сегодня баллотируются, и уже стоят в списках. Как вы смотрите на эту проблему? 

Бигус: С тоской я смотрю на эту проблему.

Влащенко: Ну, это правда?

Бигус: В основном, да. Во-первых, у нас нет публичных процессов, с открытыми документами. Открытый процесс – это же схемы показать. А на любой схеме есть ещё тьмы и тьмы желающих кормиться и в дальнейшем. Есть же свежая история с предприятием “Укрэкоресурс”, которому сбрасываются баблом все импортёры. История скандалом так и не стала, но об этом говорил Шеремета и Бродский. И вообще это известная тема. 

Влащенко: А правда, что их уволили из-за того, что они настаивали на том, что надо разобраться со всем этим?

Бигус: Я не знаю. Если руководитель агентства Бродский говорит, что его увольняют, а агентство расформировывают из-за попытки приостановить коррупционную схему, а коррупционная схема 100% есть, то, вероятно, в этом конкретном случае имеет смысл доверять словам человека, даже если его фамилия – Бродский. Иногда имеет смысл доверять словам человека, даже если это Бакулин. Просто, “Укрэкоресурс” они же сейчас опять будут работать.

Влащенко: Но вас же нельзя уволить, вы же можете поднимать эту тему?

Бигус: Я могу поднимать любую тему. Это, к сожалению, не особо влияет на тему.

Влащенко: Больше всего схемы и “схемачи” боятся публичного обсуждения. Надо публично обсуждать это до тех пор, пока те люди, которые должны отреагировать, не отреагируют.

Бигус: Можно на досуге набросать десяток схем, которые обсуждают уже десяток лет, и на которые прокуратура не реагирует. Обсуждение – это хорошо, когда оно результативно. Межигорье обсуждали, а что толку?

Влащенко: Что бы вы сейчас сделали незамедлительно, на месте правительства, чтобы купировать все эти схемы?

Бигус: Нельзя купировать все схемы, в общем, потому, что они очень разные.

Влащенко: Есть же опыт мировой борьбы с коррупцией.

Бигус: Есть, но нам систему надо менять. У нас много заточено на распределении средств, полученных от коррупционных схем. Я считаю правильным создание Антикоррупционного агентства.

Влащенко: А не может так случиться, что это будет ещё одна контора, которая будет прессовать бизнес?

Бигус: Может. Но, все возможные предохранители против этого заложены при создании.

Влащенко: Вы в своём “ФБ” убивались по поводу назначения Бондаренко в холдинг Курченко. Но, когда этот холдинг был у Ложкина, и каждый выпуск “Комсомольской правды” сопровождался большими разворотами Королевской, никто ж не говорил,  что  свобода слова убивается на корню. Это ж такой инфантильный взгляд на вещи?

Бигус: Да. По поводу назначения Бондаренко я не убивался. В холдинг Курченко уже можно назначать кого угодно. Но, вообще, очень печально, когда люди с отвратительной репутацией приходят в какие-нибудь медиа, и эту репутацию они приносят с собой.

Влащенко: Я не о Бондаренко вас спросила. Я спросила об общем репутационном фоне украинских медиа.

Бигус: Отвратительный.

Влащенко: В последние годы у нас журналистику –  стилистику, уровень  написания статьи, уровень ведения эфира, умение раскрыть тему, подменили революционной целесообразностью. Не стало текстов, смысла текстов. Это, как “колбаса из бумаги”.

Бигус: Это вы передали нам такого зрителя, которого надо воспитывать, и воспитывать. Я этим занимаюсь только 4 года, а вы кормили зрителя “колбасой из бумаги” годы и годы.

Влащенко: Я лично на телевидении 3 месяца. Я их этим не кормила.

Бигус: Я не о телевидении. Я о СМИ, в целом. Что-то, очевидно, подменяется революционной целесообразностью. Очевидно, что это плохо.

Влащенко: Я имела в виду, что для читателя достаточно написать, что кто-то –  ворюга. Но, качество текста, его стилистика, его журналистская составляющая никого уже не волнует, потому что никто ею не владеет больше.  

Бигус: У меня, как раз, тот редкий, приятный случай, когда мне всё равно, есть стилистика, или нет. Мне всё равно. У меня из-за этого страдает редактура и, периодически, начальство. Но, в моей работе важнее найти, установить и доказать, что кто-то ворюга.  

Влащенко: Но, вы ж не милицейскими протоколами занимаетесь? Вы ж не милицейские протоколы пишите.

Бигус: Я пишу не милицейские  протоколы, но, и не намного проще. Если я трачу время на то, чтобы это доказать, то потом моя главная задача, как журналиста, максимально просто донести до зрителя эту информацию. 

Влащенко: А как возник “Кокс Квасьневского”? От тоски? Или вам чего-то не хватало в основной работе?

Бигус: Случайно возник. Как возникла “Канцелярская сотня”? Захотелось. И до сих пор тянется. Это всё совершенно спонтанные инициативы.

Влащенко: Из вашего “ФБ” совершенно непонятно, –  есть ли у вас друзья, вообще, непонятно, какой вы человек. Это такая принципиальная позиция?

Бигус: Об этом надо уметь красиво писать. Я так не умею. Я вообще стараюсь писать букв поменьше. Если написать мало букв – получается ёмко. А из этого “ёмко” всё равно, как правило, нельзя понять, что я об этом думаю. 

Влащенко: Вы книгочей? Вы много читаете?

Бигус: В последнее время – нет. Когда время было – да.

Влащенко: Ваше самое сильное впечатление литературное, последнего года?

Бигус: Год был не из литературных. У меня есть пара книг по популярной физике, под которые хорошо засыпать, и ездить в поезде, но это не впечатления последнего года потому, что они перечитываются.

Влащенко: А культурное впечатление года, гуманитарное, возможно? Что вас тронуло?

Бигус: У нас в этом году была революция, расстрелы, Крым, АТО, война. Мне гуманитарных впечатлений от живых людей в этом году более чем достаточно. И никакая литература пока это не перебьёт.

Влащенко: Вы же любите посмеяться?

Бигус: Нет, не особо. Я, вообще, довольно занудный.

Влащенко: А над собой?

Бигус: Я и над собой довольно занудный.

Влащенко: А когда над вами смеются, вы обижаетесь?

Бигус: Да.

Влащенко: Чего вы для себя сейчас хотите?

Бигус: Моя проблема – я трудоголик. Я очень много могу из того, что является традиционными бытовыми фантазиями большинства населения. Мне просто не хочется.

Влащенко: С нами сегодня был Денис Бигус, тот редкий человек, у которого в жизни есть всё, что ему надо.

Будь як СБУ! Слідкуй за нами :)

Підписуйся на нашу розсилку. Лише найлютіше. Лише раз на тиждень!

І не забудь підписатись на наш YouTube та Телеграм

Маєш, що додати? Додай!

Хочеш закинути нам тему? Закинь!

Новини

Не три години, а кілька діб – Національна медична академія на своєму сайті применшує “живучість коронавірусу”

Епідемія коронавірусу та рекомендації, як йому протистояти, стали центральними новинами на сайті Національної медичної академії післядипломної освіти імені Шупика. Щоправда, в розділі “Важливо знати” значно применшена “живучість” коронавірусу. Адже три години поза межами людського організму - це не максимальний час заразності коронавірусу, а, за даними світових досліджень, ледь не мінімальний період, коли вірус залишається не просто живим, але зберігає свої властивості. 

Новини

Сівохо справді не уповноважений публічно виступати від імені РНБО – документ

Секретар Ради національної безпеки і оборони Олексій Данілов у березні заявив, що Сергій Сівохо ніколи не був уповноваженим представляти позицію РНБО. Така заява викликала сумніви, адже Сівохо є радником Секретаря РНБО і вів активну публічну діяльність. Bihus.Info отримали посадові завдання і обов’язки Сівохо - він справді не мав повноважень публічно виступати від імені РНБО, адже був радником на громадських засадах (позаштатним), але під час своїх виступів не акцентував, що висловлює приватну думку і презентує особисті ініціативи.

Новини

Окремі медбригади та тоновані вікна в палатах: київські лікарні готуються до VIP-пацієнтів (оновлено)

Департамент охорони здоров’я Київської міської держадміністрації розіслав медичним закладам міста наказ про особливі умови лікування “особливих пацієнтів”. Наказ відсутній на офіційному сайті мерії, але його копія є у розпорядженні журналістів Bihus.Info.