Сорок пять мешков с «лапшой». Генпрокуратура не в теме?

Сорок пять мешков с «лапшой». Генпрокуратура не в теме?

ДЕНИС

БІГУС

Всі тексти автора

Главком в гостях у Канцелярской сотни.

Уже больше двух месяцев в старом офисе Коммунистической партии активисты Канцелярской сотни восстанавливают пропущенные через шредер документы из Межигорья и офиса Курченко. В Генпрокуратуре и МВД, как ни странно, пока их работой не интересуются...


Яркие картинки со дня взятия Межигорья запомнятся многим: широченные просторы, береговая линия размером с Оболонскую набережную, знаменитые пеньки, аляповатая роскошь, настоящие ферма и зоопарк... А среди всего этого – огромное количество документов, которые пытались уничтожить перед побегом экс-президента из страны. Именно тогда Майдан начал формировать Канцелярскую сотню – волонтеров, готовых посвятить часть своего времени попыткам восстановить утопленные, сожженные, пропущенные через шредер бумажки. Позже к папкам из резиденции Виктора Януковича добавились документы из офиса Сергея Курченко, найденные в «Арена Сити». Всего активистам досталось 45 мешков с «лапшей».

«Есть шанс, что восстановим «Войну и мир»

«Канцелярская сотня» - гласит надпись справа от кованых ворот старого офиса Компартии по Борисоглебской 7. Здание в период противостояния заняли активисты Майдана. По звонку «Главком» встречают представители комитета люстрации – «Ніколи знову», которые теперь тоже «заседают» в бывшем пристанище коммунистов. Во внутреннем дворике свалка, которую нас убедительно просят не фотографировать. Бюст Ленина, календари на 2014 год с изображением Сталина, сотни комсомольских билетов, несколько книг «Страна, которой нет» и листки со стишками, написанными корявым почерком, в стиле: «Коммунистов выбрал ты – спас себя от нищеты» (судя по подписи, авторства секретаря ЦК КПУ Владимира Оплачко) - вот, пожалуй, и все, что осталось там от Компартии сегодня.


Канцелярская сотня расположилась в полуподвальном помещении. Маленькие окошки под потолком, большой полукруглый стол, заваленный бумагами и баночками с клеем, ноутбук, сканер, пара десятков стульев, старый резак для бумаги, мешок с пропущенными через шредер документами… Нас встречают волонтеры – четыре женщины, нашедшие в полдень буднего дня несколько часов для работы с документами.

Сейчас основной фронт работы сотни – сбор и сканирование обрывков документов Курченко, пропущенных через шредер. Пять мешков из Межигорья уже собрали. «На них мы тренировались, - рассказал «Главкому» руководитель сотни и организатор процесса по восстановлению документов Денис Бигус. – И там вряд ли могло быть что-то ценное. У Януковича было найдено достаточно и целых документов. Бумаги Курченко - важнее».


В основном, через объявления Дениса на Фейсбуке сюда и приходят волонтеры. Работать можно в любое удобное время с 10:30 до 23:00. Предварительно сообщать о своем приходе никому не нужно. В комнате всегда кто-то есть - новичка быстро введут в курс дела.



«Когда шла сюда, думала, что придется собирать обрывки, как пазл, буква к букве, а оказалось все по-другому», - признается волонтер Оксана. Инструкция по работе сотни висит прямо на входе. Правила простые, но выполнять их нужно обязательно.



Обрывки, оставшиеся от документов, активисты в одном направлении, аккуратно с зазорами не менее 2 миллиметров и не намертво (чтобы можно было оторвать) клеят на цветные листы бумаги. «Мы занимаемся сортировкой: пустышки выкидываются, кусочки с информацией клеятся. Бывает, что встречаются бумажки с текстом с двух сторон. Такие нужно клеить на пленку», - рассказывает девушка. Также бывают обрывки разного типа: прямоугольные, полоски, рваные руками, цветные. Смешивать их на одном листе запрещается.


Работа кропотливая и требует усидчивости. Потому среди волонтеров здесь – в основном, женщины. «Это работа для женщин, которые любят рукоделие, - с энтузиазмом уверяет нас активистка Майдана Татьяна. – Мелкая моторика здорово развивается». «Можно прийти в любое время, плюс, мне хватает усидчивости заниматься этой работой», - вторит ей Оксана. Но главное, что отмечают все, кто занимается поклейкой: есть ощущение, что здесь можно найти кучу компромата, который поможет привлечь «виновных к ответственности».


Иногда в полуподвальчик заглядывают и мужчины. «Вчера был один, - рассказывает активистка Катя. – Самое интересное, он жене не говорит, куда ходит, потому что здесь, в основном, женский коллектив, и она ревнует». По словам девушки, часто заглядывают сюда и зеваки – вроде как помочь с документами, а, на самом деле, посмотреть, как все устроено. «Одну бумажку в час наклеят и все больше слушают, спрашивают», - рассказывает девушка.


Сама Катя, хоть и живет в Украине несколько лет, по паспорту все еще гражданка России. «Я и раньше думала менять гражданство, а теперь – это принципиально. Правда, муж говорит: не меняй, а то оккупируют нас, будешь по своему паспорту за хлебом бегать», - смеется она.


Несмотря на то, что все бумаги пропущены через шредер, и среди мелких обрезков бывают находки. «Из мешков Курченко постоянно попадались лотерейные билеты, - говорит Оксана. – Часто попадается слово «Киевгаз», денежные суммы, картинки – у меня сложился портрет мужчины». Кроме финансовых документов, здесь много и резюме. Правда, активисты допускают, что, возможно, часть работы окажется «дармовой». «Есть шанс, что мы в итоге восстановим «Войну и мир», например», - предполагают они, но работу не оставляют.


Листы, на которые наклеивается «лапша» после шредера, нумеруются и сканируются. По словам волонтеров, больше 700-800 листов за день отсканировать еще никому не удавалось.


Пока следим за работой, подходят еще три девушки. По прогнозам, такими темпами к вечеру должно собраться около пятнадцати человек. «Иногда бывает так, что все стулья заняты», - говорит Оксана. Но, несмотря на важность работы и теплую атмосферу, людей для такого объема работы слишком мало. Не выдерживают. «Мы расклеивали объявления в университетах, - рассказывает Денис Бигус, - но не пошло». Правда, среди тех, кто не может сидеть, есть люди, которые помогают деньгами – на клей, бумагу и еду для волонтеров.


Домой документы клеить не дают. Потерь много и без того. Из-за огромного количества мелких обрезков в комнате страшно чихнуть.


Все работают над документами из одного мешка. Уже в течение нескольких дней – это седьмой по счету – с документами Курченко. Пока этот не закончат, за следующий приниматься нельзя – это одно из главный правил Канцелярской сотни. Да и технически это невозможно. Остальные мешки хранятся в другом месте, которое организатор процесса Денис Бигус вполне оправданно раскрывать не хочет. «Здесь все держится на том, что приходят хорошие люди, здесь даже в мое отсутствие проблем не было. Но такой массив информации в публичном месте храниться не должен», - отмечает он.


Однако непосредственно восстановлением Канцелярская сотня не занимается. Ее задача –подготовить процесс.

Прокуратуре документы пока не отдают

Дальше все отсканированные листы заливаются на сервер. И поступают в работу к команде американских программистов, чья программа по восстановлению шреда выиграла конкурс Агентства передовых оборонных исследовательских проектов Минобороны США (DARPA). По словам Дениса, ребята помогают Канцелярской сотне бесплатно. «Денег у нас все равно нет», - поясняет он.



Аналогичный мировой опыт есть. При объединении Германии ей в наследство досталось, кроме прочего, более 16 тысяч мешков шредированных и порванных вручную документов Службы безопасности ГДР (Штази). То, что в свое время уничтожали 12 тысяч сотрудников министерства госбезопасности в отделениях по всей стране, восстанавливают больше 15 лет.


В Украине объемы меньше, но и опыта нет. «Если бы был понятен четкий алгоритм действий, было бы проще, - отмечает Денис Бигус. – Часть работы мы переделывали, потому что, когда все началось, стояла просто задача: сохранить. А потом нам рассказали, как это можно не только сохранить, но и распознать». По его прогнозам, процесс восстановления займет несколько месяцев. Хотя первая восстановленная информация может появиться и уже через несколько недель. «Была восстановлена та часть документов, которые были разорваны руками, но в отрыве от остального смысловой нагрузки они не несут», - говорит Денис.


Не очень понятно отношение Генпрокуратуры к работе Канцелярской сотни. «Когда мы закончили сканировать документы в Межигорье, - отмечает Денис, - приехали люди из прокуратуры, все опечатали и несколько дней оттуда вывозили». По его словам, по состоянию на три недели назад, этими документами были завалены два кабинета следователей Генеральной прокуратуры до потолка. К исполосованным документам Курченко интерес значительно слабее. Изымать их у Канцелярской сотни не спешат.


Хотя Канцелярская сотня не собирается их и просто так отдавать.

Документы, над которыми сейчас идет работа, там обещают передать в прокуратуру, но чуть позже. Мотивация: ГПУ пока и без того есть чем заняться. «Мы все отсканируем, сканы себе оставим, а им отдадим оригиналы»,- обещает Денис.



«Они несколько раз просто просили все им отдать – вот так, прямо в мешках, - рассказывает он. – У нас была дискуссия. Мы же все понимаем, что в прокуратуре столько документов целых, что до резанных их эксперты доберутся спустя годы». В группе на Фейсбуке он также писал об интересе к бумагам ФБР – те тоже хотели забрать «лапшу».

Ответ сотни был категоричен. «ФБР даже готово записать нам на диск копию этих документов. Но только с разрешения ГПУ. Вся история взаимоотношений общественности и генпрокуратуры вопит нам – хрен они разрешат», - отметил руководитель в сообщении.

Вроде как, по словам Дениса, в ходе переговоров был достигнут компромисс. Канцелярская сотня работу продолжила, но сканирование проводит в соответствии с техническим регламентом ФБР. Это гарантия того, что бумага никак не пострадает и не будет изменена.



Однако в таком случае встает вопрос об утечке информации или возможности использовать тот или иной документ в личных интересах. Хоть Денис Бигус и исключает такой вариант развития событий. «На этапе нарезки никто информацию использовать не может. Американским программистам, которые даже языка не знают, тоже не нужны эти документы. Ключевое звено в этой цепи – получается, я. Но меня не посещала мысль, что я могу, например, кого-то чем-то отсюда шантажировать», - говорит Денис.

Канцелярская сотня гарантирует: все восстановленные документы будут выложены в Интернет – для широкой общественности.

Вот только работе прокуратуры это все равно не поможет. По уверению сотрудников ГПУ, лишь восстановленная государственными экспертами документация может быть представлена в суде.

В Генпрокуратуре комментировать взаимоотношения с Канцелярской сотней на официальном уровне пока не хотят. «Главком» направил запрос в ГПУ. Вопросы касались местонахождения и стадии обработки Генпрокуратурой документов из Межигорья, сотрудничества с Канцелярской сотней и контроля их работы, а также обнародования документов, восстановлением которых сейчас занимаются на Борисоглебской. В качестве ответа в пресс-службе лишь по телефону отметили, что в Главном следственном управлении предпочитают не общаться на данную тему, ссылаясь на 222 статью Уголовно-процессуального кодекса о недопустимости разглашения ведомостей досудебного расследования.