Блоги

Об эффективности журналистских расследований рассказывает телеведущий Денис Бигус

bihusjpg1.jpg
FacebookTwitterTelegram

Даже консервативные пессимисты относительно нынешней жизни в Украине, прочитав один […]

Даже консервативные пессимисты относительно нынешней жизни в Украине, прочитав один из последних сообщений в сети «Фейсбук» автора и ведущего проекта расследований «Наши деньги» на канале ZIK Дениса Бигуса, подзарядиться оптимизмом. Потому что журналист пишет и о создании базы данных в Центре противодействия коррупции, и о введении свободного доступа в Реестр недвижимого имущества, и о работе Канцелярские сотни, все еще продолжает обрабатывать многочисленные документы из бывшей резиденции беглеца Януковича. А «Наши деньги» уже год в эфире вещателя, который хочет стать полноправным общенациональным, еженедельно развенчивают незаконные махинации чиновников и чиновников разного уровня. Обо всем этом — наш разговор с Денисом Бигусом.

Об угрозах

— Денис, на днях будет год, как начал выходить на канале ZIK ваш авторский проект «Наши деньги». Будет ли он существенно меняться в ближайшее время?

— Мы иногда экспериментируем локально, но менять формат не будем. Форма, которая является, кажется оптимальной. Несмотря на то, что это авторский проект, если мне что-то придет в голову кто из команды придумает что-то принципиально лучше, тогда, конечно, пробовать меняться.

— Над проектом журналистских расследований, которые могут подвергать опасности, работает по крайней мере половина девушек. Или не собирались усиливать коллектив мужчинами?

— Девушек у нас две трети. Работаем трое журналистов, водитель и я. Еще пару месяцев назад я говорил, что вся опасность переоценена. Когда мы начали получать угрозы — изменил свое мнение. Вообще, у меня хорошие специалисты. Пока не планируется кардинальное расширение штата, надеюсь, работать составом, который есть. Для экономических и финансовых расследований не слишком нужно где бегать и с кем конфликтовать. Тщательно изучать документы и считать — у девушек это хорошо получается.

— Каков взаимосвязь одноименных интернет-сайта и телепроекта «Наши деньги»?

— У нас общие название и тематика. Существует определенный обмен информацией. То мы им подсказываем, чаще — они нам. Над интернет-проектом работают главред Алексей Шалайский, эксперт по государственных закупках Юрий Никонов и еще три человека. Какого административной связи между теле- и интернет-проектом никогда не было и нет.

— Какое из расследований программы считаете самым резонансным? Есть случаи, когда официальные органы доказали правонарушения, раскопали журналисты «Наших денег»?

— Самым резонансным по масштабу было недавнее расследование замгенпрокурора Анатолия Даниленко о застройки и бизнес-отношения с лицом, против которого Генпрокуратура ведет следствие. Дело получило чрезвычайного огласку после того, как в ходе расследования журналистка Алина Стрижак в сентябре получила угрозы. (В одном из сюжетов речь шла о заместителе Виталия Яремы Анатолия Даниленко, семья которого, по результатам журналистского расследования, вывела из государственной собственности 140 гектаров водоемов вблизи сел Хлепча и Солтановка Киевской области через фирму «Солтановка-каскад». Сюжет также рассказывал об имении господина Даниленко в селе Хлепча). Недавно частично возобновили расследование еще одного громкого истории — по так называемому дворца Иванющенко, который до строят. Еще — об украинских борцов, которых спонсируют российские компании; лотереи в Украине, которые в действительности являются частными российскими. Резонанс журналистских расследований и эффективность исследования изложенных фактов официальными органами — это, к сожалению, разные вещи. Обычно у нас результативными являются материалы о нарушении меньших масштабов, в которых идет речь о нарушении определенных тендеров. Чтобы на это отреагировать, надо провести внутреннее расследование и отменить тендер. Следствием показа наших сюжетов есть несколько отмененных тендеров на железной дороге. Планы и бюрократия мешают расследованием

— Это правда, что вам предлагали много денег за то, чтобы не ставили сюжет о злоупотреблениях на железной дороге? Как происходит в Украине процесс попытки откупиться?

— В течение двух недель у меня было 4 или 5 встреч с разными людьми под разными предлогами. Наконец все сводилось к тому, что предлагали не ставить сюжет в эфир за определенную компенсацию. Каждый раз сумма предложения росла. Последнюю — 50 тысяч долларов — озвучили за несколько часов до эфира, когда все уже было смонтировано. На черта они это делали — не понимаю.

— Сколько времени тратите на отдельную тему?

— По-разному. О Иванющенко сделали за три дня. Отдельные темы о торгах можем делать и два, и три недели, иногда даже до месяца можем расследовать.

— Как определяете темы выпусков?

— Темы определяет формат проекта: в поле нашего зрения госзакупках, чиновники. Очередность определяют преимущественно процедуры, связанные с государственными средствами и государственным имуществом. Еще один алгоритм выбора: если потенциальные кражи на полмиллиарда пять миллионов, мы расследовать ту, где фигурирует большая сумма. Если выбирать между историей с руководителем или заместителем министерства и главой района — разумеется, в первую очередь нас заинтересует большая «рыба». Одни из главных критериев — масштаб и фамилию.

— В основном работаете с официальными документами?

— Мощный источник информации — Центр тендерных закупок. Вообще, расследование, которыми мы занимаемся, мне кажутся одной из простейших дел. Их можно делать, если не лениться отслеживать официальные материалы.

— Вы работали на ТВi, сейчас — на ZIK. Не возникало желания делать проект журналистских расследований на большом канале? По вашему мнению, могут ли такие появиться, скажем, на «Интере» или в эфире ТРК «Украина»?

— Я когда две недели провел на «плюсах», это был, скорее, развлекательный проект, а не расследовательский. В конце концов, мне не очень подошел жанр. Могу предполагать, что большие каналы — это большая политика. Той организационной атмосферы, которую должны «Наши деньги» на ZIK, не думаю, чтобы смогли иметь на любом другом заказчику. Мы очень-очень автономны. Все то, что выходит в программе, — это непосредственно моя полная ответственность. У нас нет, скажем, продюсера. Не думаю, чтобы любой другой канал так позволил делать. Если нас загнать в лекала классических проектов, во-первых, нам неинтересно. Во-вторых, будет неэффективно.

— Кроме того, что проекты расследований на «1 + 1», они также появились на Первом Национальном. На пока государственном канале, который должен превратиться с нового года на общественного вещателя, показывают «Схемы». По вашему мнению, проект расследований будет на этом канале и в дальнейшем?

— «Схемы» финансирует «Радио« Свобода », Первый Национальный лишь предоставляет эфир. Как будет дальше — не знаю. Но могу сказать точно, что полноценный расследовательский проект в условиях тематических планов и бюрократии — если бы такой делала собственно НТКУ — не может быть дееспособным и конкурентоспособным.

— Денис, вы активно заниматься общественной работой. Вы — в списке кандидатов в члены Люстрационный комитета. Сейчас создаете базы данных в Центре противодействия коррупции. Сколько времени занимает эта работа?

— Очень много. Впрочем, поскольку это одна тематика, — совмещаю все с пользой для дела.

— Вы обязательно хотите попасть в рабочую группу, которая будет открывать реестр недвижимого имущества. Каким образом реализуете подобные стремления?

— Для меня не принципиально, член я этой рабочей группы или нет. Главное — чтобы действительно доступными для журналистов были даны реестра недвижимого имущества. Чтобы не получилось так, что якобы и есть он, но реально доступен только очень узкому кругу людей. Чтобы бороться с коррупцией — надо знать информацию об имуществе чиновников и тех, кто стремится быть при власти. Если изначально доступ общественности в реестр фактически заблокируют, перерабатывать уже никто ничего не будет.

— Сколько работы осталось в так называемой канцелярской сотни, к которой вы принадлежите?

— Мы сейчас разрабатываем, по сути, алгоритм анализа отсканированных кусочков, которые в свое время, после бегства Януковича, выловили активисты в Межигорье. Это уже больше исследовательская работа, а не расследовательской.

ДОСЬЕ

Денис Бигус, 28 лет Родился в Виннице. 2000-2004 гг.

— Учился в Киевском Национальном университете им. Тараса Шевченко на историческом факультете. 2004 — 2008

— корреспондент, а затем очередной редактор ИА «Интерфакс-Украина», журналист «5 канала». 2010-2013 гг.

— Специальный корреспондент канала ТВi в программах расследований «Восклицательный знак» и «ТендерНьюз».

С осени 2013 — автор и ведущий программы антикоррупционных расследований «Наши деньги» на канале ZIK.

Львовская правда

Будь як СБУ! Слідкуй за нами :)

Підписуйся на нашу розсилку. Лише найлютіше. Лише раз на тиждень!

І не забудь підписатись на наш YouTube та Телеграм

Маєш, що додати? Додай!

Хочеш закинути нам тему? Закинь!

Новини

Київська область на антиCOVID витратила найбільше – у 18 разів більше ніж Чернівецька, де почалась епідемія

У Київській області (включно з Києвом) з початку епідемії коронавірусу провели понад 4 тисячі закупівель на більш як півтора мільярди гривень. Тоді як Чернівецька область, де власне вперше було зафіксовано випадки інфікування та яка наразі на третьому місці по кількості хворих, на  боротьбу з COVID-19 витратила у 18 разів менше - трохи більше 82 мільйонів гривень. 

Новини

Супрун не ініціювала ліквідацію СЕС – фактчек Кузьміна

Народний депутат від “Опозиційної платформи – За життя” Ренат Кузьмін заявив, що під керівництвом ексочільниці Міністерства охорони здоров'я Уляни Супрун в Україні була ліквідована санітарно-епідеміологічна служба. Однак насправді реорганізація Держсанепідслужби розпочалася за кілька років до призначення Супрун, яке сталося у серпні 2016-го. 

Ми вплинули

Після заяви юристів Bihus.Info запорізькі чиновники передумали витрачати 2,5 млн грн на ремонт мережі

Після заяви юристів Bihus.Info, Департамент ЖКГ Запорізької міськради скасував тендер на капітальний ремонт інженерних мереж житлового будинку на суму 2,48 млн грн.